JAMES JOYCE HOWARD
Джеймс Джойс Говард
http://i.imgur.com/NS0spSm.jpg
Benedict Cumberbatch


http://i.imgur.com/usCFhCb.png

● ДАТА РОЖДЕНИЯ: 18/10/1950, 10
● МЕСТО РОЖДЕНИЯ:  Нью-Йорк (вероятно), США
● ОРИЕНТАЦИЯ: гетеро

● О МЕРСИДЕЙЛЕ: приехал, второй месяц жалеет
● ПРОФЕССИЯ: пластический хирург


http://i.imgur.com/zg0g9PA.png
Phase 0.
Послевоенное поколение. Каждый день как последний. Идите нахуй, со своими идеальными лужайками, банковскими счетами и пятничными походами в кино. Они хотели путешествовать, трахаться и жить.
В результате Брук плохо представляла, кто являлся отцом Джеймса. Конечно, говорила она, если внимательно посмотреть на рожу Джеймса Джойса (КОНЕЧНО, Брук до ужаса гордилась придуманным именем), становится очевидно, что его отцом был тот самый англичанин. Впрочем, Брук никогда не стеснялась напоминать, что однажды провела прекрасную ночь с Керуаком. Так что... все может быть. Правда, в датах и событиях она всегда путалась, но ведь это такие мелочи, правда?
Брук было всего 17, и она под влиянием некоторых веществ здраво рассудила про зайку и лужайку. И если зайка более-менее получился, с лужайкой как-то не ладилось. Их тесная компания единомышленников как-то очень внезапно распалась, и Брук осталась ни с чем и практически на улице.
Её приютила Молли, которая приходилась ей какой-то дальней родственницей. Молли тоже здраво рассудила, что племянница с мелким всяко лучше кошек, потому что могут хотя бы иногда отвечать на ее реплики.
Брук, правда, ее надежды не оправдала, и Джиму в итоге пришлось отдуваться одному. Впрочем, он был совершенно не против. Если Молли была в хорошем настроении, она рассказывала интересные сказки (это только годы позже Джим узнал, что это был весьма вольный пересказ Толкиена, Азимова, Уэллса), если в плохом — непонятных, скушных историй ни о чем (в университете Джим чуть не пробьет лоб фейспалмом, признав в одном из ее рассказов Хемингуэя).
Джим любил Молли, даже несмотря на то, что она каждое утро пыталась накормить его овсяным печеньем. Не особо свежим (у него все время был какой-то горьковатый привкус). Но Джим знал, что Молли уже за 100 (на самом деле всего 47, но самому Джиму на тот момент было всего 5 и особой разницы он не наблюдал), поэтому он каждое утро благодарил тетушку, улыбался и делал вид, что ест.
Наверное, у Молли была какая-то волшебная сила, потому что в конце концов она догадалась, что Джим недостаточно уважительно относится к ее угощению. Джиму пришлось тяжело повздыхать, но все равно есть. После чего он был отпущен поиграть к соседу. его увезли в больницу через 30 минут.
Оказалось, Джиму просто повезло.
Молли кричала, что Брук такого просто не заслуживает, что Брук должна быть свободна, что все мужики должны сдохнуть.
Сама же Брук потом рассказали Джиму сильно отредактированную версию случившегося — Молли так переживала за него, что умерла.

Phase 1.
Брук оказалась единственной наследницей.
И быстро нашла замену Молли в лице Джозефа Батисты, молодого и горячего (наверное, все время болел, но Джим как-то потрогал  —температуры не было). Через год родилась Дэни, через 14 месяцев исчез Батиста.
Джим к тому времени уже сам готовил себе завтрак в школу и почему-то сильно недолюбливал овсяное печенье.
После Батисты с ними еще жил Джон, потом Хуан, потом Кристиан (единственный, кто более-менее нравился Джиму), потом еще кто-то и еще. Джиму было все равно кто, главное, чтобы убирал за собой. Никто (особенно Брук) никак не могли взять в толк, откуда у Джима взялась такая тяга к чистоте (определенно, досталась от папаши англичашки).
Брук настаивала, что ей как-то не везет с мужчинами. Джим, которому к тому моменту было почти 17, считал, что пиздить любовников всем, что под руку попадется и при этом трахаться то с одним соседом, то с другим — не самая лучшая стратегия построения долгих и прочных отношений. Но ничего подобного Джим, естественно, не сказал, а просто молча хлопнул дверью. Слушать в течение последующих трех часов, какой он неблагодарный и как не уважает мать, ему не хотелось. Ему в общем-то все равно, гараж в его полном распоряжении, туда никто, кроме него, не ходит, поэтому там Джим может проводить свои эксперименты. Если бы Брук не пыталась повесить на него заботы о чересчур избалованной Дени, было бы совсем отлично.
Эксперименты спасали.
От маленького города, где все друг друга знали. От слухов про Брук. От косых взглядов.
Джим давно перестал приходить из школы с синяками, потому что:
а) быстро бегал;
б) некоторые успели убедиться, что он окончательно отбитый, не лучше своей мамаши.

Phase 2.
Джим считал дни, когда ему удастся смыться в колледж. Гением его, конечно, нельзя было назвать, но в целом с успеваемостью было все в порядке. К тому же он внезапно обнаружил в себе тягу к спорту и общественно-полезной работе, что потенциально могло помочь в получении стипендии.
Он действительно старался, понимая, что его шансы выбиться в люди ничтожно малы.
Брук уволилась с работы сразу после похорон Молли (та нашла способ отправиться в лучший мир через 18 месяцев лечения). Учитывая, как часто к ним наведывались всякие Джоны и прочие любовники матери, от сбережений полоумной тетки (разумеется, добрые люди рассказали) уже мало что осталось. Соответственно, рассчитывать он мог только на себя. И да, Дэни ему определенно в этом сильно мешала.
В 19 кажется, что все дороги открыты, что можно поставить на колени весь этот мир.
Хорошие баллы за итоговые тесты позволяют ему получить приглашение в 4 вуза, и он уезжает в Нью-Йорк изучать химию. (Брук причитает, что он возвращается в город, где родился, а значит, сможет посетить любимые места ее юности. А еще Брук опять напоминает про чертова Керуака и настаивает, что Джим обязательно должен был выбрать химию. Джим конечно же молчит, он давно усвоил, что гуманитарии — не люди и с логикой у них совсем-совсем плохо). В эссе на  pre-professional он пишет, что хочет стать хирургом из-за Молли: если бы не врачи, он давно бы уже был мертв.
У Джима получается поступить в мед колледж. По итогам первого года он входит в 10-ку лучших студентов своего потока. Его даже перестает раздражать бубнеж Брук о том, что на самом то деле (!) врачи не лечат, а только думают, как бы содрать побольше денег. В первый раз он очень удивляется такому нелогичному умозаключению, а потом машет рукой — что с Брук вообще можно взять.

Phase 3.
Эйфория подросткового максимализма закончилась для Джима очень быстро. Ровно в тот момент, когда он нашел Брук на полу гостиной без признаков жизни. Сердечный приступ в результате неправильного образа жизни. Именно тогда он осознал, что отныне несет полную ответственность за сестру. Сдать ее в приют или сразу в фостерную семью он не может — если потом этот факт всплывет, он получит серьезный удар по репутации. А она у него будет, Джим уверен.
Впрочем, Дэни помогла ему сама. Она была истиной дочерью своей матери. Гонять с пьяными друзьями по ночному городу — отличная идея. Из той машины не выжил никто. Джим был на опознание, но даже на похоронах он не переставал сомневаться, что правая рука действительно принадлежала его сестре. Впрочем, какая уже к черту разница, правда?
Именно тогда Джим снова почувствовал ЭТО. Впервые подобное ощущение возникло, когда он провожал в последний путь Брук.
Радость.
Эйфория.

Phase 4.
Теперь Говард по-настоящему свободен.
Чувство вины за свои мысли пришло чуть позже, но продержалось недолго.
Джим вполне успешно имитирует нужные эмоции, не рефлексируя по поводу их отсутствия. Надо так надо.
Он продает дом, снимет со счетов все, что там осталось, и наконец-то пускается в больше плавание.
В университете Джим на хорошем счету: он с маниакальным упорством овладевает всем необходимым материалом, готов часами не вылезать из морга. Ему говорят, что он станет хорошим врачом. Джиму нечего возразить.
Острое разочарование настигает в еще в интернатуре: он верил, что его небольшое детское хобби — проявление исследовательской жилки, что теперь-то он сможет в полой мере воплотить все свои таланты и наклонности. Однако выясняется, что медицина не способна дать ему необходимого.
Но Джеймс не сдается, он получает диплом, начинает специализироваться на хирургии, покупает дом, заводит собаку (которая, правда, живет с ним всего три года). Потом переключается на пластику (перешивать носы так увлекательно!) и заводит дружбу с Шер. Однако с каждым годом его жизнь кажется все серее и беспросветнее, а карьера, напротив, лучше и лучше.
В 38 Говард самостоятельно диагностирует у себя депрессию. В 39 точно так же самостоятельно отменяет диагноз, когда встречает Эмму.

Phase 5.
Когда Джиму исполняется 39, на него буквально рушится потолок собственной квартиры. Вина застройщика.
Джим ненавидит гостиницы, поэтому возможность снять половину дома за вполне адекватную цену кажется ему вполне разумным решением. Как и взять отпуск. Как и пить в разы чаще и больше, чем за всю предыдущую жизнь.
Помощь приходит от туда, откуда не ждали — от владелицы того самого домика.
Сначала Джима очень интересуют ее шрамы. Потом он долго пытается осознать, как можно получать удовольствие от самоистязания. А затем Говард внезапно обнаруживает, что ему оказывается не нравится, когда ему просто дают (не это ли причина крайне непродолжительных романов?). Старое доброе ультранасилие — прекрасное средство, чтобы поднять настроение, заставить всех птиц в окрестности петь, а голову быстрее генерировать идеи.
Джим почти готов перешить Эмме нос без наркоза, когда та предпринимает первую попытку побега. Джим очень недоволен (он и правда не понимает, что может не нравиться человеку, руки и ноги которого в сплошных шрамах). Джим зол.
Пятая попытка побега оказывается успешной.
Джим морально готов звонить адвокату, когда выясняется, что за плечами Эммы уже было две попытки самоубийства (вот теперь совсем непонятно, что ее там не устраивало), а режет руки она вообще чуть ли не с 8.
На сторону Джеймса внезапно встает мать бедняжки (она уже и не надеялась ее кому-то пристроить, а та, дура, такого жениха потеряла).
Джим удивленно икает, желает Эмме счастливого пути (его коллеги настаивают, что в клинике ей будет гораздо лучше), собирает вещи и решает валить (эвакуируется) из этого города. Здесь точно одни сумасшедшие.
Phase 6.
Дома хорошо, но чего-то явно не хватает. Без Эммы нестерпимо, невозможно скучно.
Джим прекрасно отдает себе отчет, НАСКОЛЬКО ему повезло, поэтому не далает никаких резких телодвижений.
Пока в один прекрасный день не узнает, что Эмму отпустили из клиники на попечение какой-то дальней родни.
Он не мог не.
Первое время он не решается объявиться лично — только следит. Ради этого идет в ту злополучную пещеру, держится поодаль, наблюдает.
А несколько дней спустя начинает подозревать, что люди вокруг него окончательно пизданулись. Или это массовый психоз. Или отравление. У каждого первого — видения. У Джима — непрекращающаяся головная боль.
Потом объявляется некий мистер Х и заявляет, что у Джима теперь есть суперспособность.

Phase 7.
Принять и осознать произошедшее оказалось крайне тяжело. Кто в детстве не мечтал быть как Росомаха? Но одно дело — детское увлечение комиксами. Другое — реальность.
Комиксы не особенно распространялись о том, как болит голова, как выламывает суставы и как хочется сдохнуть. Каждый раз.
Потом, кончено, становится легче.
Говард на удивление легко смиряется с тем фактом, что покинуть город он больше не может. В ближайшее время — точно.
Он равнодушен к роскоши, посему банковский счет по сути позволяет не работать как раз до пенсии. Хотя, конечно, он взвоет через месяц безделья.
Но это будет потом.
Сейчас у него есть Эмма. Эмма, которая совсем недавно стала сиротой. Эмма, которой некуда бежать.
Эмма, которую он теперь может заставить верить во все, что угодно.


http://i.imgur.com/fi6Wxft.png
Иллюзии  
● в начале мая
● создание визуальных образов; на данный момент исключительно высокие картинки, однако у некоторых неконтролируемо начинают добавляться звуки и запахи. Соответственно, потенциально со временем Джим сможет создавать 5D c полным погружением.
Результаты на конец мая:
Максимальное время — полчаса, после чего нужно не менее 2 часов на восстановление.
Максимальное количество жертв — одна (второй человек, приглядевшись, может увидеть косяки: стыки, нарушение перспективы и пр.)
Максимальный радиус — 8 м (далее опять же начинают быть видны погрешности).
На данный момент иллюзии далеки от идеала, однако у Кэпмбелла есть жаление, время и мотивация развиваться дальше.
● Побочные эффекты (по мере возрастания): жажда, тошнота, головные боли, судороги, потеря сознания.


http://i.imgur.com/yibsGJu.png

● НАВЫКИ:  

и умения персонажа.

Врет, заговаривает зубы и вешает лапшу на уши как боженька.
80 lvl в кройке и шитье.
Неплохо рисует.

● ОБ АКТИВНОСТИ: своя песочница
Согласны ли вы на вмешательство мастера игры в судьбу персонажа? не желательно.