http://s3.uploads.ru/BA8OD.jpg http://s3.uploads.ru/JWtpk.jpg http://s7.uploads.ru/0LIqC.jpg http://s2.uploads.ru/5sJ0o.jpg http://s3.uploads.ru/tlfXn.jpg

Sheridan Hayes, 32
Шеридан Хейз
♪: Voltaire – Death Death

And you could call this the funeral
I'm just telling the truth

возраст и дата рождения: 12.11.1983, 32 (31) год.
место рождения: Дубли, Ирландия
профессия и место работы: криминальный журналист
занимаемая внешность: Бенедикт Камбербэтч

R.I.P. to my youth
If you really listen, then this is to you


Шеридан родился в Дублине и считает этот город по-истине своим, выезжает только по острой необходимости, справедливо полагая, что здесь можно найти все, что нужно для жизни.
Семью Хейз вполне можно назвать зажиточной — им вполне хватило средств для того, чтобы оплатить сыновьям приличный колледж.
Впрочем, Шридана никогда не интересовали такие пустяки как материальное благополучие. У него было Дело.  Как полагается.
свое отличие от прочих Шеридан осознал в детстве. Он понимал, что гораздо умнее окружающих. Еще тогда обычные для его возраста игры казались ему глупыми и скучными. Исследования гораздо интереснее. Ему всегда крайне важно было знать, как все вокруг устроено, по каким законам работает. Сначала его увлечение распространялось исключительно на проборы и механизмы. Хейз в мгновение ока разбирал все, до чего мог добираться. К восьми годам девственно неприкосновенным остался только холодильник. И то только потому что Шеридан не знал, как к нему подступиться. все изменилось, когда Хейз впервые обратил внимание на Дискавери. С этого самого момента он стал увлеченным зоологом и начал тащить в дом все, что попало. При попытке убрать из дома этот зоопарк, баррикадировался в собственной комнате и отказывался выходить даже под страхом голодной смерти, коей его всегда пугал брат.
Ко всеобщему счастью это увлечение Шеридана продлилось совершено недолго — все-таки Хейз откровенно не походил на няньку, заботиться о других не умел совершенно. Его в принципе не заботило даже собственное благополучие. Если он не забывал поесть хотя бы раз в день, считал свою миссию выполненной.
Его новая мания возникла также внезапно. Во время поиска какой-то энциклопедии в отцовской библиотеке он наткнулся на бессмертные произведения Конан Дойла. И пропал.
Отныне его не интересовали щенята и хомячки. Теперь все его мысли занимала химия и расследования. Шеридан зачитал историю Шерлока Холмса до дыр. Однако долго не мог определить, чьи лавры не дают ему покоя больше — Шерлока или самого Дойла.
Компромисс был найден в позднем пубертате — он станет криминальным журналистом. Это даст ему доступ к расследованиям, но при этом он сможет писать.
Первые публикации Шеридана вызвали шквал насмешек. Или осуждения. В первой же статье он нарушил главные правила журналистики — всегда выслушивать обе стороны и презумпцию невиновности. Следствие еще не закончилось, но он уже назвал убийцу. Его бы сочли обычным фриком, не додумайся он полезть еще и в политику, открытым текстом заявив, что Ирландия должна быть свободна и независима. Призыв к сепарации читался между строк, что не могли оставить просто так.
Озлобленность и насмешки сменились настороженным любопытством, когда выяснилось, что Шеридан был прав по поводу убийцы. Отводя его за локоть в сторону мало знакомые или совсем не знакомые люди внезапно начали признаваться, что согласны и по поводу Ирландии.
Однако с тех самых пор Хейз зарекся говорить го политики. Расследования — другое дело. Дело его жизни.
Разумеется, не было смысла рассчитывать на официальную должность.
У Хейза был свой собственный сайт, где он размещал статьи. Отсутствие рекламы было принципиальной позицией. Вероятно, это тоже отчасти повлияло на популярность ресурса.
В итоге Шеридан практически полностью отрезал себе источники дохода. Его заработок был невелик и нестабилен — не все газеты могли позволить себе Хейза в качестве внештатного журналиста. Во-первых, из-за его скандальности, во-вторых, просил он за статью какие-то баснословные деньги — раз уж продаваться, то не за тридцать сребреников. К тому же Хейзу нужно было сводить концы с концами. Деньги от братца, выбравшего гораздо более прибыльную профессию, брать он, естественно, отказывался. а доступ к наследству он получит только в 35. Так решил отец — его сыновья должны были сами добиться чего-то в жизни. Мать, пережившая мужа на 8 лет, была с ним полностью согласна.
Ограниченное финансовое положение заставляло Шеридана искать пут решения бытовых проблем, чего он страшно не любил. Хейз совершенно не прихотлив — ест мало, кокаин остался в прошлом, завязал, покинув стены альма матер. Львиную долю его бюджета съедает жилье. Потянуть аренду квартиры самостоятельно он не может, а с соседями уживается крайне отвратительно. Шеридана можно только терпеть, а это не под силу даже тем, кто находится к затрудненном финансовом положении.
Он вспыльчив, зануден и честен почти до идиотизма. Плохо понимает, что такое чужое личное пространство, хотя у его самого оно размером с Атлантический океан. Без зазрения совести может сунуть нос в чужие дела, порыться и вытащить на свет самые грязные секреты. Хотя Шерида не говорит это вслух, но называет свою способность дедукцией, на самом деле это феноменальное чутье. Он редко в состоянии логически объяснить, как пришел к тому или иному выводу, хотя верит, что если очень постараться, можно все разложить по полочкам. Что самое странное — ошибается он на удивление редко.
До кучи в последнее время Хейз пристрастился к традиционному ирландскому развлечению — виски. Как утверждал Шеридан, это помогает ему писать.
Для Хейза Уоллес стал настоящим подарком. Очевидно, сомнительный доход от сдачи комнаты в собственном доме ему не нужен. Учитывая, какой из Шеридана сосед — тем более. Однако Хейз уже полгода живет у Уоллеса и пока взаимного раздражения не наблюдается. Шеридану иногда кажется, что Эфраим таки постиг все секреты дзен-буддизма — ему не разу не удалось заставить соседа хотя бы повысить голос, хотя иногда старался целенаправленно.
Хейз решил, что в один прекрасный день тот его просто пристрелит, и успокоился. Не такой уж плохой план.
Как бы то ни было, теперь над Хейзом больше не висел дамоклов меч бытовых проблем и он мог теперь целиком и полностью сосредоточиться на деле. 

связь с вами:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


пробный пост

Виктор на минуту заткнулся и замер, вглядываясь куда-то в иное пространство, иные миры, где перед его глазами уже разворачивались эпические картины погонь, перестрелок, неминуемых жертв, роковых ошибок и стечения обстоятельств. Казалось бы поверженное зло и открытый финал, позволяющий читателям самим додумать продолжение истории. Герой А и В - жертвы. С - убийца. D - доблестный полицейский. Е - его недобросовестный помощник. F - случайная жертва, не относящаяся к расследованию, но запутавшая следствие, как и G и H - первые подозреваемые, по своему поведению наиболее похожие на убийцу. Классическая, но действенная система. Но, безусловно, нужен Х - собственная изюминка. За которой он, собственно, и пришел сюда. Настоящие дела, настоящие преступления. Судьбы и трагедии.
Его внимание быстро вернулось к мисс Тиль, правда от переполнявших его чувств, ему так и не удалось дослушать ее до конца. Он ограничился только приветствием.
- Благодарю, фройлен, вы не представляете, какое значение это все... - он неопределенно махнул рукой, - ...имеет для меня  и моих будущих читателей. Вместе с Вашей помощью мы сделаем благое дело. Преступники не просто должны быть наказаны. О преступлениях нельзя умалчивать. Каждый должен знать, что любое правонарушение рано или поздно будет раскрыто, а любой обманщик выведен на чистую воду. Наказание неизбежно и неотвратимо. И мы, скромные представители сего жанра, несем эту мысль в народ. - Шеридан покивал для убедительности. О! кажется, он действительно это видел.
И абсолютно без логического перехода:
- Фройлен, у вас просто потрясающая улыбка, вы затмеваете мое сознание. - Да и в самом деле, как можно о чем-то думать, когда перед взором располагается такое.
Впрочем, он отвлекся.
В смысле отвлекся от созерцания мисс Тилль, причем неимоверным усилием воли.
Краем чуткого уха он уловил пространную логическую цепочку ссора-муж-бытовое преступление.
- Конечно-конечно, Фройлен. Мы с вам знаем, что такое, к сожалению, иногда случается. Когда в разнокалиберных на первый взгляд преступлениях отказываются видеть взаимосвязь. Иногда приходится довольствоваться первым и самым очевидным объяснением. Но не переживайте, фройлен, - Виктор прожестикулировал, аки я тучи разведу руками, - мы с Вами сможем докопаться до сути данного дела.
Он вскочил со стула и навернул пару кругов по кабинету.
-Да-да-да. Классическая схема. - Он едва различимо бубнил себе под нос. - Добавить взаимосвязь А с F. Лучше родственную, хотя нет. Любовную. Или все же родственную. Мелочи. Впрочем, можно родственную, но тайную, а поверх любовную. Именно. Отношения на грани преступления. Главное, не переборщить с драмой, это всего лишь побочная линия. Однако может натолкнуть на ложную взаимосвязь. Важно, чтобы личность злодея была скрыта до самого конца. Пусть разносит кофе в первой главе. Так. О чем это я? Хм... да. Картина. Экспозиция. Атмосфера. Что-то темное и мрачное, заранее настраивающее читателя на нужный лад.
- Да, я вижу это. - Театральная пауза. - Послушайте. - Еще одна. - Вечерело... Нет, не то... Смеркалось. Снова не так.
И еще пару кругов.
- Вот оно! - Он поднял вверх большой палец, что для окружающих должно было обозначать крайнюю степень внимания и отсутствие каких-либо звуков. - Вот оно: тьма со средиземного моря накрыла проклятый город. Скрылся из виду королевский дворец, тень поглотила Национальный театр, Церковь святого Николая, переулки, пруды. Все пожрала тьма. Скрылся великий город, как будто и не существовало его вовсе. Странную тучу принесло со стороны моря к концу последнего дня первого месяца лета. - Он самодовольно улыбнулся и снова завалился на стул.
- Но Вы ведь понимаете, что проклятый он только в самом начале. Потому что в городе бесчинствует мафия. И в конце это самое проклятие с города снимет главный герой, или героиня, - он многозначительно посмотрел на "собеседницу".  - Безусловно, - жест "об этом даже говорить не стоит, - никакого проклятия и в помине нет. Это легкий намек на фантастичность. Небольшой шажок вправо от основных событий, сами понимаете. Легкая, так скажем, перчинка, чтобы поддержать внимание читателя. Впрочем... - он обхватил подбородок...
- Скажите, а у вас в городе были замечены прецеденты активности каких-либо оккультных группировок? Сатанисты, масоны, католики? Это бы значительно подтолкнуло процесс раскрытия преступления в более интересное русло. Хотя, несомненно, эти безвинные отчасти люди могли бы выступить и в качестве запутывающего фактора, но так даже интереснее. Лишняя изюминка никогда не помешает. Публика любит легкий налет мистики и загадочности. Расскажите мне все самым подробнейшим образом. А лучше покажите. Да-да. Именно. Фрау, смею вас просить провести мне экскурсию. Покажите мне всю кухню расследования. Как вы уже догадались, это поможет мне лучше вжиться в образ и сам процесс. Правда, вынужден предупредить заранее, что особенно часто появляться в этом... - он обвел рукой, обозначая окружающее пространство, - ... оплоте закона и порядка у меня, к сожалению, не получится. Для того, чтобы написать хороший детектив, необходимо слегка отстранено смотреть на своих героев. И не особо сильно к ним привязываться, хотя это, безусловно, все же неизбежно. А некоторые злодеи могут быть чертовски очаровательными. - Он подмигнул. - Но в любом случае, смею Вас уверить, даже при самом ужасном раскладе обещаю посещать Вас раз в два дня. Впрочем, ладно. - Он поставил локти на стол и оперся подбородком на руки. - Что это мы все о работе и о работе. Фройлен, расскажите о себе. Просто жуть как интересно. Как вам удается справляться со всем этим?